Легенды о правлении Карла Великого




Легенды о правлении Карла Великого

 

Карл Великий - подлинный князь волшебства и феерического мира легенд. Его правление было торжественным и прекрасным промежутком между эпохой варварства и Средневековьем. Сам Карл - великий и могущественный фантом, воплотивший мистические грезы о временах Соломона Премудрого. В его образе Римская империя, уступившая франкскому и галльскому началу, вновь воспрянула во всем своем великолепии. Подобно герметическому символу, Карл Великий олицетворяет родоначальника Совершенной Империи, дитя вызревшей цивилизации. Империя его гордо возносила корону священничеством и трон свой утверждала подле церковного алтаря.

 

Эра рыцарства и дивных эпосов средневековых романов начинается с Карла Великого. Подобны романам и хроники его правления. На память приходит восхитительный шедевр «Четыре сына Эмона, или Оберон, король Феерии». Птицы произносят речи и вызволяют французскую армию, когда та заблудилась в лесу. Бронзовые колоссы появляются посреди океана, указуя императору путь на восток. Роланд, первый из паладинов, владеет магическим мечом, крещенным, подобно человеку, и носящим имя Дюрандаль. Герой беседует со своим оружием, которое, видимо, вполне понимает его. Ничто не может сдержать его сверхъестественный натиск.

У Роланда был также знаменитый рог из слоновой кости, сделанный столь искусно, что легчайшее дуновение заставляло его звучать, и зов того рога разносился более чем за двести лиг, заставляя трепетать горы. Когда паладин пал в Ронсевальской битве, более ошеломленный, нежели поверженный, он восстал, подобно гиганту среди лавины деревьев и катящихся валунов. Он затрубил в свой рог, отчего сарацины рассеялись, как туман. Карл, располагавшийся в десяти лигах от того места, услышал сигнал и поспешил на помощь. Ему, к сожалению, помешал изменник Ганелон, который предал французскую армию варварской орде. Поняв, что покинут всеми, Роланд в последний раз извлек из ножен Дюрандаль и, собрав все свои силы, ударил им по скале. Он надеялся разбить оружие, чтобы оно не досталось неверным. Но скала раскололась, а меч остался невредим. Тогда Роланд вонзил его в свою грудь и испустил дух со столь одухотворенным и гордым видом, что сарацины побоялись приблизиться к нему и трусливо направили тучу стрел в уже бездыханное тело героя. Короче говоря, Карл Великий, даровавший трон папству и взамен получивший от него мировую империю, - одна из самых впечатляющих личностей французской истории.

 

Мы говорили выше о книге «Энхиридион» - небольшой по объему, но соединившей в себе потаенные образы Каббалы с самыми прекрасными христианскими молитвами. Согласно оккультному преданию, составитель этой книги - папа Лев III. Легенда гласит, что он преподнес свой труд в дар императору Карлу, как самое драгоценное из всех своих подношений. Любой король, обладающий «Энхиридионом» и умеющий его правильно прочесть, мог стать мировым владыкой. Пожалуй, это предание не стоит с легкостью отбрасывать.

 

История, повествующая нам о судьбе книги Льва III, подтверждает, в том числе, следующие положения:

1) имеет место исходное и универсальное откровение, содержащее в себе все Тайны Природы и сочетающее их с Таинствами Милосердия, примиряющего Разум и Веру. Последние есть эманации Дочерей Бога, который согласился осветить человеческий рассудок их двойным бытием;

2) необходимо тщательно оберегать это Откровение от толпы, дабы им не злоупотребили профаны и не обратили против Веры не только силу Разума, который никогда не находит достаточного уважения в глазах черни, но и самую Веру;

3) но есть тайная традиция, оставившая знание этих таинств высшему священству и светским владыкам мира;

4) определенные знаки (или пентакли) существуют вечно, отражая в своей иероглифике тайны, доступные лишь посвященным. 

 

Следует отметить, что в «Энхиридионе», по сути, содержатся лишь два утверждения:

а) что книга была послана Карлу Великому папой Львом 

б) что определенные молитвы, являющиеся главным сокровищем книги, обладают таинственной силой.

 

«Энхиридион» с этих позиций следует рассматривать как суммарное изложение аллегорических молитв, а его каббалистические пентакли - как ключи к их пониманию. Некоторые из базовых фигур могут быть интерпретированы следующим образом.

 

Изображение на переплете книги представляет собой перевернутый острием вниз равносторонний треугольник, вписанный в двойной круг. Два слова, крестообразно в него вписанные, - это Elohim Tzabaoth (бог воинств) - олицетворение равновесия естественных сил и гармонии чисел. На трех сторонах треугольника находятся три великих Имени —Jehovah, Adonai, Agla; при этом над именем Adonai надписано «Reformatio», а над Agla - «Transformatio». Таким образом, Сотворение приписывается Отцу, Искупление (тождественно Изменению) - Сыну, а Освящение (или же Перерождение) - Святому Духу. Это соответствует математическим законам действия, противодействия и равновесия.

 

Имя Jehovah следует понимать как источник порождения и формирования Эйдоса в соответствии с основными значениями четырех букв, заключенных в священную Тетраграмму.

 

Adonai есть реализация этого Эйдоса в человеческой форме - условно говоря, явление Сына Божьего, сиречь Идеального (в смысле Совершенного) Человека. Как мы исчерпывающе объясняли, эти сочетания выражают синтез всего теургического учения и каббалистической науки, подразумевая, что иероглифика знаков, составляющая Имена, образно иллюстрирует тройственную мистерию Великого Делания. 

 

Второй пентакль - это голова с тремя ликами, увенчанная шаром и возникающая из сосуда, наполненного водой. Сведущие в тайнах книги Зогар без труда поймут аллегорию, которая здесь прозрачно представлена.

 

Третий пентакль - это двойной треугольник, известный как Звезда Соломона.

Четвертый - магический меч, с начертанным девизом «Deo duce, comite ferro». Это эмблема Верхнего Аркана и символ могущества посвященного.

Пятый - это символ претворения Спасителя в человеческом облике, символизируемое числом сорок. Это также сакральное число Сефирот, умноженное на число Природных Первоэлементов. 

 

Это, скорее, розенкрейцерское число, и его значение в каббалистике обуславливается тем, что оно часто встречается в текстах Ветхого Завета. Когда дни Великого Исхода приблизятся к концу и правосудие обрушится на народы и правителей, подавлявших Израиль, сказано, что от земли до неба поднимется огненный столп и будет виден всем на протяжении сорока дней. Царь Мессия выйдет из того места, которое называется Птичьим Гнездом в саду Эдема, и явится в Галилее. По истечении же сорока дней на Востоке взойдет яркая звезда всех цветов.

 

Шестой рисунок есть пентакль Духа. Он представлен костями, воспроизводящими букву «Е» и мистическое may, или «Т».

Седьмой и самый важный пентакль - Высшая Магическая Монограмма, дешифрующая Ключи Соломона, Тетраграмматон, знак Labarum и главное Слово Посвящения. ЭТОТ пентакль читается при вращении его по кругу и произносится как Рота, Таро или Тора. Буква «А» часто заменяется в этом рисунке эквивалентному ей числу один. Пентакль содержит также визуальные и числовые сигнификаты иероглифических элементов колоды Таро - Жезл, Чашу, Меч и Монету. Эта простейшая иероглифика адресует нас к священным памятникам Египта. Гомер поместил их на щит Ахилла в том же порядке, как расположил их в своей книге автор «Энхиридиона». Доказательство этого тезиса требует тем не менее отдельного изучения.

 

Магический меч или кинжал, описанный в «Энхиридионе», по всей видимости, был одним из символов Тайного Трибунала, или Совета Свободных Судей. Он представляет собой крест, сокрытый (или же испещренный) девизами, которые также окружают его.

 

Свободные Судьи были тайной организацией, в интересах мирового порядка и власть имущих противостоящей анархическим и революционным тенденциям, инспирированным другими, противостоящими Совету, тайными обществами. Мы знаем, с каким трудом отмирали суеверия, и известно, что выродившийся друидизм имел глубокие корни в диких странах Севера. Повторяющиеся мятежи саксонских племен свидетельствуют о фанатизме, который вечно бередит разум и не может быть подавлен одним лишь моральным превосходством. Все отжившие формы культов римского и германского язычества, вкупе с молчаливым еврейским противостоянием, сплотились против победившего христианства. На зловещих ночных собраниях заговорщики скрепляли свои союзы кровью человеческих жертв. Пантеистический, двурогий и уродливый Ваал благословлял эти празднества ненависти. В лесах и пустошах затаившихся провинций творились черные шабаши. Адепты черных братств маскировались и были нераспознаваемы. Сборища их прятали огни своих костров от случайных путников и расходились перед рассветом. Адепты встречались повсюду, но их невозможно было нигде привлечь к ответу. События принимали дурной оборот, и Карл Великий решил сражаться с ними их собственным оружием.

 

Ситуацию усугубляло то, что в те дни феодалы в массе своей были в союзе с сектантами, борясь против законных властей. Колдуньи содержались в замках, как куртизанки. Бандиты из лесных укрывищ делили со знатью добычу кровавых грабежей. Феодальные судьи были безнадежно коррумпированы, и власть их свинцовым ярмом давила одних только слабых и бедных. Зло достигло наибольшего расцвета в Вестфалии, и самых отборных и надежных своих агентов.

 

Никаких тайных агентов в описываемом здесь смысле Карл Великий никуда конечно же не посылал. Вестфальских саксов он одолел только после того, как в результате тридцати лет войны в регионе воцарилась религия победителей и франкская система правления.

 

Карл Великий послал именно туда. Ничтожно мало сил оставалась у угнетенных. Но все, кто жаждал справедливости, будь то простолюдин или человек знатных кровей, были объединены этими посланцами, обрученными обетом и бдительностью. Этим посвященным дали знать о полноте власти, которую передал им сам император, и они учредили Трибунал Свободных Судей. 

 

В итоге возникло нечто вроде тайной полиции, имеющей право карать и миловать. Таинственность суда и быстрота исполнения приговоров производили изрядное впечатление на людей, пребывавших еще в варварстве. Священная Фема приобрела огромный авторитет: люди трепетали при одном лишь упоминании о людях в масках, прибивавших повестки с приговорами к дверям знати в самом разгаре необузданных оргий. Предводителей разбойников находили со страшными кинжалами в груди. Каждый кинжал имел крестообразную рукоять, а в рот умерщвленным были вложены свитки с извлечениями из приговора Священной Фемы. Трибунал производил свой суд экстравагантно и вместе с тем впечатляюще. Виновного вызывали под благовидным предлогом в какое-нибудь место, пользующееся сомнительной славой. Человек в черном появлялся, завязывал жертве глаза и уводил на суд в полном безмолвии. Преступника вводили в подземелье, где его допрашивал один лишь невидимый голос. Заседания Трибуналов проходили на самом деле, как правило, в жилых домах, в замках, реже - на площадях и совсем редко - на церковных подворьях. Имеется письменное свидетельство лишь об одном случае, когда суд проходил в подземелье.

 

Когда повязку наконец снимали с глаз, подземелье освещалось вглубь и ввысь. Свободные Судьи восседали в масках и черных одеяниях. Выступления их были малословны, потому как Судьи были обычно прекрасно осведомлены об обстоятельствах дела. Но при этом ничто касающееся их не просачивалось наружу, так как единожды увидевшего Судей ожидала мгновенная смерть. Иногда такие страшные судилища были столь многолюдны, что напоминали сбор армии мстителей. Однажды ночью сам император председательствовал в Тайном Трибунале, а вокруг него сидело более тысячи Свободных Судей. В 1400 году в Германии их насчитывалось десять тысяч. Люди с нечистой совестью начинали подозревать своих друзей и близких. Вильям Брунсвик, как говорят, однажды заявил: «Если герцог Адольф Шлезвиг нанесет мне визит, я должен буду его повесить, потому что не хочу быть повешенным сам». Фридрих Брунсвик, отпрыск того же семейства, отказался явиться по вызову Свободных Судей и с того времени ходил вооруженный с головы до ног в окружении стражей. Однажды, однако, он немного отдалился от свиты, сам будучи без оружия. После того как охрана вернулась в лес, где он остался совсем ненадолго, несчастный уже находился при смерти, с кинжалом Священной Фемы в груди и приговором, прикрепленным к орудию убийства. Оглядевшись, охранники успели заметить человека в маске, удалявшегося медленным шагом, но никто из них не решился преследовать его.

 

Кодекс Суда Фемы был найден в древних архивах Вестфалии и был опубликован в «Рейхстеатре» Мюллера под следующим заглавием: «Кодекс и Статуты Святого Тайного Трибунала Свободных Графов и Свободных Судей Вестфалии, установленный в 772 году императором Карлом Великим и исправленный в 1404 году королем Робертом, который сделал эти изменения и добавления для судебной администрации в Святых Трибуналах, наделенных им его собственной властью».

 

Указание на первой странице запрещает любому непосвященному смотреть книгу под страхом смерти. Слово «Святой», присвоенное здесь Тайному Трибуналу, подчеркивает его главную миссию: он был призван разгонять колдовскую тьму и противостоять тем, кто плел мистериозные заговоры против общества. Трибуналы были тайными воинами света, которые вскрывали подоплеку темных козней. Это и символизировало внезапное величественное освещение места заседания Трибунала, когда он выносил приговор.

 

Активная кампания в поддержку Закона, начатая Карлом Великим, оправдывает эту священную войну против тиранов ночи. Письменные памятники прошлого повествуют о наказаниях, понесенных колдунами, магами и волшебниками, а также теми, кто применял яд под видом любовных снадобий. Те же законы наказывали за возмущение воздуха миражами, за вызывание бурь, изготовление талисманов, применение волшебства и магических чар к людям и скоту. Колдуны, астрологи, волшебники, некроманты и оккультные математики объявлялись нечистой мерзостью и подлежали наказанию в той же мере, что воры и убийцы. Такая строгость станет понятной, если вспомнить о страшных ритуалах Черной Магии и детских жертвоприношениях. Когда наказание за подобные проступки принимало формы столь суровые и многообразные, многие остереглись предаваться колдовству и ворожбе.

 

Другой институцией, чье учреждение было вызвано сходными с основанием Тайных Трибуналов причинами, явилось странствующее рыцарство. Странствующий рыцарь, подобно Свободному Судье, взывал к Богу и преломлял копья в борьбе с притеснениями и беззакониями со стороны владельцев уединенных замков и зловещими притязаниями беспринципных некромантов. Рыцари были вооруженными миссионерами, которые осеняли себя знаком Креста и затем сокрушали злодеев поодиночке. Таким образом они привлекали внимание какой-либо благородной дамы, освещая свою любовь мученичеством жизни, которая являла собой пример абсолютного самопожертвования.

Мы далеко ушли от эпохи языческих куртизанок, в жертву которым приносились рабы и для развлечения которых завоеватели Древнего мира сжигали целые города. Христианкам были приятны другие жертвы. Жизнью долженствовало рисковать во имя слабых и угнетенных, пленных следовало освобождать; наказание ожидало осквернителей святынь. Тогда-то нежные и непорочные дамы, чьи юбки были расшиты геральдическими символами, а руки были бледны и нежны, эти ожив¬шие мадонны, прекрасные, будто лилии, шествовавшие из церкви с часословом в руках и розами на поясах, снимали свои покрывала, расшитые золотом или серебром, отдавая их на шарф коленопреклоненному рыцарю, который возносил им хвалу, уповая на Божескую милость. Забудем же Еву с ее грехом! Он забыт и более чем тысячекратно возмещен этим неописуемым благоволением благородных дочерей Девы Марии.



Еще материал по данной теме


Универсальные карты таро

Колода этих карт подойдёт и для тех, кто только постигает тайны таро, и тем, кто уже знаком с гаданиями на таких картах.

← все статьи